Перейти к основному содержанию

Крах питерского авторитетного предпринимателя Александра Эбралидзе по кличке Алик Рынок

01.06.2022
Опубликовано в Обзоры

Перефразируя известную фразу – стоит хорошенько поскрести любого крупного бизнесмена в России, обнаружится преступник. Яркий пример – Александр Иосифович Эбралидзе, авторитетный российский бизнесмен грузинского происхождения, меценат, политический деятель.

По совместительству – авторитетный преступник по кличке Алик Рынок. Впрочем, официальные судимости Александра Эбралидзе (иногда фамилию пишут Ебралидзе, но не суть – это один и тот же человек) остались пока в далеком прошлом – во времена СССР будущий Алик Рынок отсидел дважды. В 1979 году в Ленинграде он был осужден к 8 годам заключения за разбойное нападение и хранение огнестрельного оружия, после отбытия наказания получил вторую судимость и 5-летний срок заключения за хулиганство и сопротивление властям. Оба раза освобожден условно-досрочно.

В 1991 году Эбралидзе обрел российское гражданство и подался в бизнес. Но об этом, как и о происхождении альтернативного имени, немного позже, это все-таки пусть и недалекая, но история. Поясним сначала тезис о том, что Эбралидзе имеет две судимости «пока». Пока – потому что стремительно движется к третьей, причем рискует остаться в тюрьме навсегда. Хотя арестовали его по подозрению в хищении трех миллиардов рублей из собственного «Констанс-банка», но среди материалов следствия фигурирует переписка Эбралидзе, доказывающая его причастность к серии заказных убийств. Так что перспективы у авторитетного (слово «авторитетный» приобретает в данном контексте довольно зловещее значение) бизнесмена весьма нерадужны.

Арест произошел 24 ноября 2021 года, хотя дело о хищении денег из кассы – речь идет именно о наличных – возбудили еще в 2016 году. Тогда главным подозреваемым оказался Тимур Дыгов – младший брат председателя правления Эльдара Дыгова. После возбуждения уголовного дела он попал в психиатрическую лечебницу и вышел оттуда через несколько месяцев. Дыгов-младший рассказывал дикую легенду о том, что он лично вынес три миллиарда из хранилища, а куда подевал — не помнит.

Версия держалась несколько лет, пока следствие не увеличило период исчезновения денег, посчитав, что отчетность 27 июля 2016 года могла неверно отражать хранилищный баланс.

При рядовой проверке хранилища Центробанком нашлись жалкие остатки валюты — несколько десятков миллионов в рублевом эквиваленте. При этом по состоянию на 27 июля 2016 года в банке — во всяком случае, так указывалось в отчетности — хранились более 2,9 миллиарда. Первоначальная версия следствия крутилась вокруг периода 27 июля — 1 августа. Уголовное дело полиция возбудила по статье 158 УК «Кража». Она выяснила, что в банке в эти дни по волшебному стечению обстоятельств сбоили одновременно видеонаблюдение, электроснабжение и сигнализация.

В 2019 году уголовное дело переквалифицировали на статью 160 УК «Присвоение». Полиция на данный момент оперирует мнением, что Александр Эбралидзе и братья Дыговы выносили деньги на протяжении существенного времени, а в отчетность вписывались цифры, прикрывающие недостачу. Именно после «раскрутки» этой версии и отправился в СИЗО главный подозреваемый Александр Эбралидзе.

А теперь вернемся к обещанной истории – хотя будущее у Эбралидзе-Рынка туманно, прошлое давно изучено и занесено в архивы. Начал свой путь к успеху рыночных высот Александр Иосифович в 1991 году в Питере. Одним из первых его бизнес-проектов был Кондратьевский рынок – питерский аналог Птичьего рынка в Москве. Получил Эбралидзе свою кличку «Рынок», скорее всего, не только из-за этого рынка – вскоре под его контроль попали и другие питерские базары – Сытный, Сенной и Троицкий.

Параллельно с освоением базаров появилась идея элитного клуба на Невском проспекте, который позже стал известен всему городу как самое престижное и закрытое заведение – клуб «Талион» на Мойке, 59. Это здание прежде принадлежало райкому КПСС, но, несмотря на обилие претендентов на собственность партии, достался особняк именно Эбралидзе.

Через некоторое время Эбралидзе превратился в главу крупного холдинга, объединенного под вывеской «Центра Гуманитарного и Делового сотрудничества», учрежденного в 1993 году. Интересно, что в свое время в состав учредителей центра входил Комитет по управлению городским имуществом Петербурга.

В девяностые и начале нулевых среди представителей высшей власти считалось весьма престижным решать вопросы и просто обедать или ужинать в старинном особняке Елисеева на Мойке, 59, где находился «Талион-клуб». Это был и ресторан высшего класса, и казино, и сигарный салон, и фитнесс-центр и т.д. Кстати, с запретом игорного бизнеса связывают начало падения Эбралидзе, приведшее его к банальной краже мешков с деньгами из кассы собственного банка.

В свое время в «Талионе» отметились министр иностранных дел Игорь Иванов, председатель городского парламента Сергей Тарасов. Тут же отмечал свадьбу сына Игоря губернатор Петербурга Владимир Яковлев. В те годы это было весьма значимо и весомо как для гостей, так и для самого хозяина. И говорило о тесных связях как с элитой города, так и с представителями высшей власти страны. Что очень влияло на возможности ведения бизнеса и тот самый авторитет, о котором уже упоминалось.

Но «Талион» был только вершиной, своеобразным бриллиантом в бизнес-короне Александра Эбралидзе, за которым скрывалась разветвленная система компаний. Одно перечисление всех фирм, фактически контролируемых «ЦГ и ДС», заняло бы несколько страниц. Здесь и элитные магазины, например, Центр швейцарских часов «Салон Павла Буре» на Невском проспекте, салон мебели «Рим», еще несколько элитных салонов и бутиков. Это крупная финансово-торговая компания «Поликор», и относящаяся к ней сеть супермаркетов «Континент», «Талион-тревел» (туристические услуги, в частности игорные туры для гостей Петербурга) и «Талион-Артис» (продюсерская деятельность).

Наконец, был у центра Эбралидзе и свой ВУЗ – Санкт-Петербургская Юридическая академия (АНО ВО СПБЮА), в которой ректором являлся депутат Законодательного Собрания Станислав Зыбин.

Однако были у Эбралидзе и интересы в сфере портового бизнеса – не надо забывать, что Питер портовый город, через который идет огромный поток грузов. Эбралидзе контролировал практически всю перевалку нефтепродуктов через свою компанию «Ин-Транзит», на ее долю в одно время приходилось 10% перевалки всех грузов Большого порта.

Под контролем Александра Эбралидзе в порту действовала компания World Chartering (создана в 1994 году, основная деятельность - фрахтование и управление судами река-море, экспедирование грузов). Ему же принадлежала агентская компания Astra Shipping Agency – дочка World Chartering. В некоторых источниках есть информация о том, что Александру Эбралидзе также принадлежало предприятие «MMG-Петербург», занимавшееся ремонтом контейнеров в порту.

Это только малая часть той бизнес-империи, которую создал в девяностые авторитетный бизнесмен Александр Эбралидзе-Рынок. Из этого перечня становится понятным – без теснейших связей с властями города и области все это было бы просто невозможно.

В те годы в Петербурге Александр Эбралидзе считался одним из главных радетелей интересов губернаторской семьи. Именно ставка на невзрачного тогда вице-мэра Владимира Яковлева позволила ему резко подняться в середине 90-х. К слову, строительство «Талиона» началось как раз в год избрания Владимира Яковлева губернатором. Считалось, что Александр Иосифович был одним из доверенных лиц супруги тогдашнего губернатора – Ирины Ивановны.

По одной из версий, именно по инициативе супруги градоначальника и при участии Александра Эбралидзе (финансами и влиянием) был продавлен на должность председателя Законодательного собрания Петербурга Сергей Тарасов. До своего избрания спикером он не был особенно известен. Достаточно сказать, что в ЗакСе у него появилось обидное прозвище «зять», поскольку он женат на дочке актрисы Алисы Фрейндлих - ничем иным за годы своего депутатства Сергей Тарасов коллегам, вероятно, не запомнился. Как считается, депутатом Сергей Тарасов также стал не без финансовой помощи КЦ «Питер», читай – Александра Эбралидзе.

С избранием Сергея Тарасова спикером Александр Эбралидзе, если так можно сказать, сорвал политический джек-пот. Он одновременно стал другом двух первых лиц города – глав исполнительной и законодательной власти. Прибавим к этому связи с несколькими чиновниками рангом пониже, а также очевидное сотрудничество, например, с депутатом Зыбиным, и рядом других.

Потому не стоит удивляться такому взлету бывшего разбойника и хулигана – именно в те блаженные девяностые годы умные люди рвали на часть коммунальную и государственную собственность, оказавшуюся бесхозной. Без помощи во властных кабинетах это было просто невозможно. О том, как устраняли конкурентов в те годы, напоминать не стоит – тут подождем расследования Следкома, куда полиция передала материалы о причастности Эбралидзе к серии заказных убийств.

Однако перенесемся из тех далеких лет в более близкие к нам времена. Как уже упоминалось, одной из причин краха мини-империи Алика Рынка-Эбралидзе стал запрет на азартные игры – казино просто не смогло расплатиться с кредитом, взятым на его постройку. Однако эта причина была явно не самой главной – состояние бизнесмена оценивалось в разное время от 300 до 500 миллионов долларов, еще недавно он собирался баллотироваться в президенты Грузии и вел бизнес с партнерами Аркадия Ротенберга. 

Причина краха на самом деле банальна, и ее в кругах, близких к Алику Рынку озвучивают цинично и просто – сменились времена, сменилась власть, сменилась «крыша», которой надо было платить. А Эбралидзе не успел за новыми веяниями. Потому и получил весь спектр проблем, вытащили на свет даже старые грехи, о которых, казалось, уже все забыли.

Неосведомленного человека сбивает с толку статья, которую официально вменяют Александру Эбралидзе – «Присвоение», предусматривающая смехотворное наказание – два года лишения свободы. Для людей же, понимающих, как работает власть, многое говорит то, что по статье с таким маленьким сроком заключения Эбралидзе отправился в СИЗО и его от туда упорно не выпускают. Это говорит о том, что эта статья – пустая формальность, причина, по которой проще всего было закрыть Алика Рынка. Дальше последуют куда более серьезные вещи – не зря же пресс-служба полиции озвучила данные о его причастности к заказным убийствам.

Как бы там ни было, а пока Эбралидзе сидит в СИЗО, его бизнес-империю, точнее, ее остатки, добивают экономически. В конце марта Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области признал банкротом ЗАО «Елисеев палас отель», входящее в ГК «Талион» по требованию банка «Санкт-Петербург». Жемчужина из коллекции Эбралидзе готовится к торгам.

В конце апреля Куйбышевский районный суд Петербурга постановил взыскать с предпринимателя Александра Эбралидзе 286,5 миллиона рублей, задолжавшего по договору о покупке земельного участка в Тверской области. Насколько известно, платить у Эбралидзе нечем, потому придется пускать с торгов еще что-то из имущества. Скорее всего, под удар попадет ООО «Стод», занимающееся деревообработкой в Торжке Тверской области.

Так что не стоит думать, что легкость статьи, вменяемой Александру Эбралидзе, избавит его от огромных проблем. Если он и получит срок только по ней, то через два года выйдет (если выйдет) на свободу нищим. Впрочем, пока рано делать прогнозы – еще не сказал свое слово Следственный комитет, куда передали дело о причастности Алексанра Эбралидзе к заказным убийствам.