Перейти к основному содержанию

Ты мне — я тебе. Сечин и Худайнатов снова в делёжке

13.10.2021
Опубликовано в Власть

 Игорь Сечин и его младший бизнес-партнёр Эдуард Худайнатов снова проворачивают двусторонние сделки по обмену активами. Сделки кажутся невыгодными для Худайнатова. Но это не так.

«Независимая нефтегазовая компания» покупает у «Роснефти» добычный актив с низкой рентабельностью и высокой выработанностью. Речь идёт о «Томскнефти», которой «Роснефть» владеет напополам с «Газпромнефтью». В эксплуатации «Томскнефти» находится 21 месторождение. Предприятие осуществляет полный цикл — от геологоразведки до обустройства месторождения и разработки участков недр. До 2007 года компания принадлежала ЮКОСу, а после была продана дочерней структуре «Роснефти». В конце того же года 50% акций «Томскнефти» получила «Газпромнефть».

«Томскнефть» находится в зоне убыточности. За 2020 года убыток составил 6,3 миллиарда рублей86,9 миллиарда доходов против 93,2 миллиарда расходов. Общий объём добычи по итогам прошлого года составил, по данным ЦДУ ТЭК, 5,2 миллиона тонн нефти. В 2019 году предприятие добыло 8 миллионов тонн. Для «Роснефти» это хвостовой актив. При рыночной цене около 2 миллиардов долларов компания Сечина продаст свою долю в активе структурам Худайнатова за 1–1,2 миллиарда долларов.

Сечин забирает у Худайнатова Пайяху

Предыдущая сделка по обмену активами между «Роснефтью» и ННК имела место в 2020 году, когда Игорь Сечин забрал у своего бизнес-приспешника Пайяхское месторождение на севере Красноярского края, которое является центровым для мегапроекта «Восток Ойл». 9,6 миллиарда долларов — столько компания Сечина заплатила за «Таймырнефтегаз», который владеет лицензиями на группу Пайяхских месторождений и Иркинское месторождение на Таймыре. Для «Роснефти» эта сделка стала крупнейшей со времён покупки ТНК-BP: компания Сечина заполучила месторождения с суммарными извлекаемыми запасами более 1,2 миллиарда тонн нефти.

«Роснефть» также продала ННК свои обеднённые активы, которые не оказывали существенного влияния на суммарный объём нефтяной добычи гиганта. Бизнесмен получил 100% «Варьеганнефтегаза» и доли 9% в «РН-Сахалинморнефтегазе», «Северной нефти» и «Североварьеганском».

Эдуард Худайнатов: молчаливый статист при Сечине

С первого взгляда кажется, что единственный выгодоприобретатель всех сделок — Игорь Сечин и иже с ним. Активы, проданные ННК, старые и истощённые, даже убыточные. Тем не менее свои выгоды Худайнатов имеет. Во-первых, в результате заключённых сделок, с учётом «Томскнефти», добыча ННК вырастет с 2 миллионов до 15 или 20 миллионов тонн. Такой уровень добычи поставит предприятие на один уровень с «Русснефтью», которая добывает 14 миллионов тонн в год и входит в топ-10 крупнейших нефтегазовых компаний.

Сырье с «Томскнефти» компания Худайнатова сможет направлять на Хабаровский НПЗ, тем самым создав единую производственную цепочку. Несмотря на то, что эти активы компания Сечина признала старыми и обводнёнными, по словам экспертов, цена продажи одного барреля добытой на них нефти сейчас составляет $1-2.

Второй момент. Худайнатов хоть и обладал нефтяной жемчужиной в виде Паяйхи, сам был не в состоянии вывести месторождение на стадию промышленной разработки. Актив ценный, но без возможностей (как административных, так и финансовых) его разработки он автоматически обесценивается.

Отметим, единственный акционер «Независимой нефтегазовой компании» — Alliance Oil Company. Офшорная компания, зарегистрированная на Бермудских островах.

Tags